Несправедливое завещание

29

Когда нам улыбается удача, нам кажется, что мы ее заслужили. А когда нам не везет, мы ищем виноватых во всех бедах.

Моей маме подарила квартиру посторонняя женщина. Вот просто взяла и подарила жилье в центре Москвы.

А дело было так…

Маму родители отправили учиться в балетное училище, все вокруг говорили, что она подает надежды. Талант. Самородок. Танцевать она никогда не хотела, публики стеснялась. Но старшим виднее.

Одна из педагогов по хореографии, Маргарита Степановна (в кулуарах ее называли Марго) решила сделать из мамы новую Майю Плисецкую.

Она стала вкладывать в нее свое личное время, энергию, деньги. Лепила из хрупкой девочки приму, выбивала солирующие партии.

Когда Марго заболела, она прописала в свою муниципальную квартиру маму, в надежде, что таким образом мама останется в Москве. И своими великими достижениями увековечит память Марго.

Через несколько лет ее не стало. А мама, как марионетка, потерявшая кукловода, из балета тут же ушла. Сцена и пуанты надоели ей хуже горькой редьки. И диета надоела, и строгие тетки надоели.

Выяснилось, что у Марго были дети и внуки. Им решение бабушки — подарить квартиру чужой девушке — не понравилось. Они обивали пороги, умоляли квартиру вернуть законным наследникам. После просьб перешли к угрозам, и даже силу применяли — хватали мамины вещи и швыряли их на лестничную площадку.

Чтобы маму было кому защитить от нападок недовольной родни Марго, она позвала к себе жить знакомого. Его звали Виталик. Через несколько месяцев, он из телохранителя превратился в ее возлюбленного. Они поженились и очень скоро у них родилась я и мой младший брат Славка.

Родственники Марго смирились с тем, что им ничего не светит. И отстали от нашей семьи. Мама после декрета пошла работать продавцом в местный магазин, папа трудился механиком на заводе. Жили они неплохо. Но через пару лет любовь закончилась. Когда мне было 3 года, а Славику 2, отец ушел от нас и завел себе другую семью.

Много лет мы жили втроем, я, мама и брат. Мама не общалась ни с родителями, ни с бывшим мужем.

Как-то пришла весть о том, что не стало нашей бабушки. Мама кинулась звонить в родные края. Мне было любопытно узнать, как живут люди, которые приходятся нам родней. Но маму не интересовала их жизнь, она лишь уточнила, на кого переписали дом. Оказалось, на ее сестру.

«Это несправедливое завещание! У меня двое детей, я тяну их одна» — воскликнула она.

«Почему несправедливое?» — удивилась сестра. «У тебя своя квартира в Москве, тебе что, мало?» — и повесила трубку.

Шли годы. Я закончила школу и поступила в университет на экономиста. Однажды днем я вернулась после пар домой, и застала на нашей кухне женщину с девочкой. Они приехали сказать, что не стало моего отца. В 51 год остановилось сердце.

Я поймала себя на мысли, что ничего не испытываю. Несколько раз повторила про себя: «Аня, твоего отца больше нет. Нет твоего отца». Но мое сердце не откликалось, ведь мы с ним не общались, не виделись.

Женщина с девочкой оказались его женой и дочкой.

Мама тут же объявила им: «Аня и Вячеслав, как законные наследники, имеют право на имущество своего отца. Нравится вам это или нет, но мы будем на квартиру претендовать»

Женщина пожала плечами: «Не получится, Виталий квартиру на нас с Маришей переписал»

«А зачем тогда вы пришли? Позлорадствовать, что моим детям ничего не досталось? Позволю вам напомнить, моя дорогая, это вы у меня мужа увели, а не я у вас»

«Мы с Виталиком познакомились, когда он уже ушел от вас!» — оправдывалась женщина.

Мама показала пальцем на выход и молча закрыла за ними дверь.

Весь вечер она сокрушалась на родственников, называла их черствыми и равнодушными. Как они могли оставить ее ни с чем?

«Мам, ну тебе же нашу квартиру, можно сказать, подарили. Давай радоваться синице в руке, а не журавлю в небе. Тем более, наша синица стоит несколько миллионов. И места нам всем тут хватает.»

«Ну ты у меня и растяпа!» — кричала мама. «У тебя из-под носа недвижимость уводят, а ты и рада ее подарить. Нельзя так, Аня. Как бы ты вообще без ничего не осталась в жизни! Да и Славка без квартиры не нужен никому!»

Я постаралась перевести тему разговора в другое русло. Брошенные ею в мой адрес слова были обидными. Взрослые люди приняли решение, изъявили свою волю. Бабушка — оставила дом маминой сестре. Отец — своей семье. Все они знали, что нам есть где жить.

Как я могла что-то изменить? Да я и не стала бы лезть в это дело. Наверное, мама права. Я и есть растяпа.

Загрузка...