Патриархат ведет к диабету

149

Весна, поехали в нашу деревню дачники. Вечерние пятничные электрички полны бабушек и дедушек, которые увозят внучат на выходные в свой маленький загородный рай.

Если кто-то думает, будто шутки про столичные пригородные электрички, пахнущие колбасой, ушли в прошлое, они ошибаются. Запах колбасы, шуршание пакетов с сосисками разносятся по вагонам нашей дачной электрички еще в Санкт-Петербурге. Это заботливые бабушки кормят внуков. Сразу после посадки они разворачивают заготовленные вещмешки с провиантом. Первыми в ход идут копченые окорочка, бутерброды с колбасой, сосиски в тесте, за ними — сладкие булочки, после булочек — глазированные сырки. На десерт — шоколад и газировка либо сладкий сок в коробочке. Через час пути малыша подкрепляют чипсами или солеными орешками.

И в этом всем, в этих шуршаниях сосисочных оберток, в этом невыносимом запахе дешевой колбасы, в искусственных ароматах газировки, кроется чудовищная для современного общества проблема. Мы живем в XXI веке, в мире без границ, в эру искусственного разума, интеллектуальных роботов и полетов в космос. Но живем патриархальным укладом.

По большому счету патриархальное — это то общество, в котором старшим оставляют право быть неправыми. Право не меняться, не учиться, не считаться с другими.

Именно в патриархальном обществе люди развиваются медленно в том числе и потому, что новые поколения тесно связаны с поколениями, в культурном и образовательном плане отсталыми. В нашей стране массово не знают о принципах здорового питания разве что бабушки и дедушки. Не хотят знать. Интернет переполнен жалобами молодых на их родителей: те и слышать не хотят ничего нового. Поэтому продолжают «лакомить» внуков чипсами, до черной корки зажаривают на сковороде картошку и во все блюда льют из бутылок дешевое подсолнечное масло. А слова «Не учи меня» — главные для российских стариков.

Они не хотят разбираться ни в чем новом, в том числе и в питании. «Всю жизнь так едим, и ничего!» А «ничего» — это больные, отечные лица, повальный диабет, ишемия, атеросклероз, смертность раньше 70 и целые деревни вдов — мужчины умирают совсем рано. Потому что тоже никого не слушают.

Старики из деревень, полностью разрушенных и деморализованных колхозами, не умеют нормально огородничать, но не хотят ничего слышать о грамотном земледелии и все работы совершают по газетному лунному календарю. А когда говоришь им, что эти календари сочиняют наугад молодые выпускницы журфаков, старики снова бурчат «Не учи меня!».

Наши старики не хотят слышать от молодых и прогрессивных детей о настоящих, а не телевизионных новостях. Когда грядут выборы, старики, которые по десять лет не выходят дальше дворовой лавочки, смотрят только «Поле чудес» и читают разве что программу телепередач, берутся поучать детей и внуков. «Бабушка длинную жизнь прожила — бабушка лучше знает». А что она лучше знает, если даже подпись свою ставить разучилась?

С детства меня настораживал постулат о безусловной правоте старших. Помню, читали мне советскую книжку, в которой молодая и, конечно, жестокая дочь, устав просить отца не чавкать и не швыркать за столом, отсадила его за другой стол. В книге такой поступок приравнивался к убийству.

А мне было непонятно, почему дед, который в этой книжке после еды встал и пошел в лес, спилил дерево, напилил досок, выстрогал их и сколотил табурет, не мог научиться нормально есть.

Непонятно было, почему он, судя по всему, находящийся в здравии и в рассудке (маломощный дурак дерево не повалит), имеет право портить всем настроение.

Я была во многих странах, как развитых, так и не очень. В странах современных, например в Европе, я не встречала столько самоуверенных стариков, которые ждут, что их за их возраст будут не просто любить, но еще уважать и прислушиваться. В таких странах тоже есть конфликт поколений. Но нет конфликта формационного. А у нас есть. Потому что молодые люди живут в мире знаний и опыта, а старики остаются там, где для безусловного положения в обществе достаточно просто дожить до старости.

Но ведь и дураки доживают до старости. Проблема патриархальных обществ в том, что при таком укладе дураков нельзя изолировать от принятия решений и воспитания детей. Передавая свои отсталые представления о мире детям, они тормозят развитие общества. И просто-напросто ему вредят. Если бы наши старики были более гибкими, менее спесивыми, если бы хотели учиться новому, дети сегодня росли бы куда более здоровыми, образованными и воспитанными. Они не запивали бы чипсы газировкой, не смотрели днями «Поле чудес» и шоу Малахова. И не повторяли бы вслед за бабушками «угурец» и «поехалите».

И, знаете, если бы наши старики перестали наконец противиться переменам, они бы и сами стали здоровее.

В словах «Не учи меня» скрывается много вреда и чудовищная опасность как для старика-самодура, так и для его семьи. Да-да, самодура, потому что нежелание кого-либо слушать, неприятие критики, уверенность в собственной правоте и в праве на лидирующую позицию — это и есть самодурство.

Старики-самодуры часто очень больны, потому что не хотят слышать о новейшем лечении, о важности профилактических обследований, о правильном питании. Думаете, кто в супермаркетах сметает с полок уцененные колбасы по 100 рублей, ведра майонеза и двухлитровые коробки ярко-оранжевого сока? Старики, которые не хотят слушать своих детей! Ну и люди предпенсионного возраста, идущие к старческому слабоумию с опережением графика. Позиция таких стариков очень непорядочная: я буду делать, что хочу, а ты меня потом лечи.

У нас очень мало бабушек, которые в 70 лет могли бы самостоятельно жить и себя обслуживать. И уж совсем мало таких дедушек. В Европе старики водят машину, путешествуют, ходят на концерты, в театры, много гуляют, пишут в фейсбук. У нас бабушка 70 лет — это почти всегда дряхлая женщина с жидкими волосами, в полинялом халате и выцветшем платке. Она с трудом ходит, не может сообразить, как записаться к врачу, и жалуется, что у детей нет времени каждый день привозить ей свежий хлеб.

Беспомощный пожилой человек — это всегда для детей проблема. Как бы ты ни любил маму и папу, но необходимость каждый день за ними ухаживать угнетает.

Любой человек хочет иметь здоровых родителей. Но не любой родитель считает нужным об этом позаботиться.

В патриархальном обществе пожилые люди считают, что у них нет никаких обязанностей перед детьми. В том числе обязанности следить за своим здоровьем. В обществе существует правило безусловной любви, уважения и заботы о родителях. Поэтому мы получаем бабушек, которые исключительно из-за своей глупости и упрямства наживают себе диабет, одышку, астму и потом с чистой совестью ложатся на детей тяжелым бременем.

Чтобы прочитать статью дальше, перейдите на следующую страницу, нажав ее номер ниже.

Жмите "Нравится" и читайте нас в Facebook!
Загрузка...
Загрузка...

Оставьте комментарии с помощью facebook