История из жизни. «Измена»

420

«Обмани меня,»- просила она мысленно, глядя на еле уловимый след помады на его рубашке в районе плеча. А вслух сказала:

«Что проверка на работе? Переодевайся, я ужин разогрею.»

Он молча прошел в спальню, автоматически снял брюки и вышел на балкон.Хотел закурить. Похлопал себя по голым ляжкам, там где должны были быть карманы и так и остался стоять рассеянно глядя в пустоту.

Мария все видела. Как мужа разъедает чувство вины и одновременно счастья с той другой.

Как он подолгу стал задерживаться на работе и как в бюджете появились черные дыры.

И как ей невыносимо страшно, что он однажды решится и скажет.

Она почти физически ощущала, как воздух леденел в легких от одной этой мысли. Она знала, что после этого для нее ничего уже не будет. Совсем ничего.

Она хотела его ненавидеть, хотела злиться, бить посуду, но не могла. А он, как будто найдя ее личный способ пытки, стал с ней таким нежным и внимательным как никогда. Она даже с легкостью могла бы притвориться, что это любовь, если бы не знала, что дикая вина, разъедающая его изнутри. Это было невероятно, но она даже жалела его.

«Хочешь выпить? У нас есть ликер.»

«Нет, спасибо, устал что-то. Я наверное в душ и сразу спать.»

Она подошла к нему со спины, хотела обнять, но ей так невыносимо жгло пространство между ними, как будто воздух был электрическим и вот вот ударит, что она не смогла. Развернулась и молча вышла из комнаты…

Она узнала о ней почти сразу. Никто ей не говорил и она случайно никого не видела. Она просто поняла, что она есть, существует. По косвенным, но совершенно неопровержимым признакам.

Вектор его взгляда сместился с нее в какую-то другую, ей не видную точку.

Раньше она знала все струны и мелодии его души. Они обсуждали его работу, её шефа, его любимую группу, её диссертацию.

А теперь они по большей части молчали, как бы боясь сказать лишнего, непоправимого.

Иногда ей хотелось прокричать ему в лицо, что он предатель, обманщик и она все знает.

Что он испортил девятнадцать лет их совместной жизни, разрушил их маленькую семью.

Но вместо этого, она как канатоходец под куполом двигалась осторожно и наверняка, чтобы случайно нога не соскользнула с веревки и она не улетела в пропасть.

Утром Мария встала как всегда раньше него, сварила себе кофе с корицей. Утренний кофе заменял ей завтрак. Затем она выскользнула из квартиры, стараясь не разбудить мужа.

Она спустилась на парковку под домом, села в свой зеленый шевроле и покатила по городу. Это было теперь, любимое время. В машине ей не надо было притворяться или держаться. Только здесь она расправляла плечи, ослабляла напряжение в позвоночнике и могла побыть немного с собой. Не прислушиваясь, не изнывая в поисках решения. Здесь ее ненадолго отпускало.

«Может быть пусть все так и идет. Как будто ничего нет. А может быть и правда ничего нет? Я себе все придумала? Все как то само пройдет. Нет все таки не нужно о таком спрашивать и выносить это на свет. Потому что пока оно не сказано, его как бы нет. А стоит сказать и придется что то с этим делать. Придется принимать решение, а я не хочу.»

Из размышлений Марию выдернул глухой стук. Машина, в соседнем ряду резко взвизгнув двигателем рванула с места и умчалась вперед на красный. А на пешеходном лежала девушка с перекошенным лицом.

Мария в одно мгновение вылетела из машины.

«Вы живы?»

«Да, кажется. Вот козел. Я же по пешеходке шла, не бежала. Еще и удрал. Очень больно в боку.»

«Вам нужна помощь.»

Мария огляделась по сторонам, чтобы сориентироваться. Улица была совсем пустой, до больницы далеко. Пока они приедут, пока довезут…

«Давайте я вас отвезу в больницу.»

«А вы можете? Спасибо, только не оставляйте меня, мне страшно. Я умру?»

«Ну что вы за глупости говорите, до свадьбы все заживет.»

«Обещаете?» — попыталась пошутить девочка.

«Однозначно.»- нарочито уверенно сказала Мария, вовсе не уверенная в позитивном исходе дела.

Видя, как та на глазах бледнеет, Мария помогла ей дойти до своей машины.

«Вас как зовут?»

«Татьяна, ой пожалуйста, зовите меня на „ты“, а то мне неловко. У меня папик вашего возраста.»

Усадив потерпевшую на заднее сидение, Мария завела мотор.

Мария ехала и посматривала в зеркало заднего вида на Татьяну.

«Вот они современные любовницы, папик у нее моего возраста. Обалдеть», — думала Мария.

«Как ты? Ты там держись!»- подбадривала девушку Мария.

Может родителям позвонить или папику? Чтобы в больницу приехали.»

«Папику нельзя, я ему только смс шлю, у него жена, а она про меня не знает.»

«Ну еще бы»- усмехнулась про себя Мария.

«Сколько тебе лет?

21

Ты очень юно выглядишь, я думала 16.

Да, я в маму, она тоже худющая была.

Почему была?

Она в прошлом году умерла, вот я и перебралась в Питер к папику поближе.

Я и не знала его совсем. Только недавно его нашла по письмам мамы.

Так папик- это настоящий отец?

Ну да, а вы что подумали? Я его так зову, потому что он очень молодой и красивый у меня.»

Тем временем они доехали до больницы.

«Вы только не уезжайте, не бросайте меня, ладно?»

«Конечно! Все будет хорошо, я не уеду.»

У приемного отделения курили санитары.

Мария окликнула их и попросила помочь.

Молодой парень в белом халате подхватил Татьяну как пушинку и большими шагами занес в приемную. Следом почти бежала Мария.

Она долго сидела в коридоре и ждала новостей. Поняв, что это будет не быстро, она позвонила на работу и взяла отгул.

Уже несколько раз она подходила к дежурной и спрашивала, как дела. Ей неизменно отвечали, что операция идет и ей сообщают новости.

«Вы кто будете пациентке?

Родственница, — неожиданно для себя соврала Мария.

Ей показалось, что если она скажет что никто, ее отсюда выгонят. А ей было почему то так важно оставаться именно здесь.

„Пациентка в палате, все хорошо.“- прервал ее мысли доктор. Все прошло хорошо. Авария спровоцировала аппендицит.

Сейчас отлежится ваша родственница и будет бегать как новенькая.»

«Можно к ней?»

«Да, конечно, только не долго.»

Мария вошла в палату. Татьяна лежала на кровати, а увидев ее, заулыбалась.

«Представляете! Аппендицит! Это только со мной могло случится.

Ну и слава Богу, что ничего серьезного.»

В палате были еще женщины и Мария отвлеклась на их расспросы.

Оглянувшись на дверь, она остановилась на полуслове. Она увидела папика Татьяны.

Он бежал по коридору с совершенно отчаянными глазами, а когда нашел глазами Татьяну, то жизнь как бы вернулась к нему. Он словно опять начал дышать. Он обнял ее, никого не замечая вокруг. Мария в эту секунду ощутила весь колкий холод какого-то бесконечного одиночества.

Она смотрела на светлое пятно капюшона куртки Татьяниного папика. Пятно, которое она сама выводила где-то месяц назад с куртки мужа и он еще никак не мог вспомнить во что он вляпался.

Она тогда перепробовала все возможные химические средства и наконец победила это пятно. Только цвет в этом месте стал светлее.

Ей стало вдруг как- то легко и даже смешно, от свалившегося на нее открытия и внезапной ясности ситуации. Больше нельзя было притвориться, что ничего не происходит.

Она вздохнула всей грудью и с удивлением поняла, что испытывает облегчение. Это был он, ее муж и, как оказалось, по совместительству еще и Танин отец. Она посмотрела вверх:

«Ты серьезно, Господи? У тебя отличное чувство юмора.»

Автор: Елена Леоненко

Загрузка...