«Доброе сердце…»

181

К покосившейся и облезлой от времени остановке возле магазина подъехал автобус, выплюнув из своего огнедышащего рта всего-навсего одну пассажирку – прилично одетую молодую женщину. В руках она несла дамскую сумочку; было видно, что очень спешила домой после работы.

— Когда же все это закончится, в конце-то концов?

Это были ее соседи слева и справа – бaбка и дед. Они сидели на лавочке перед домом и с трудно скрываемой ненавистью смотрели на проходящую мимо женщину, которая в ответ сказала:

— Добрый вечер!

— Здраааасссьте!

Было видно невооруженным глазом, что собеседники даже не скрывали свое недовольство хозяйкой небольшого, но добротного домика по соседству. Наталья (так звали владелицу жилища) прошла мимо и в очередной раз подумала:

— Что эти люди ко мне прицепились? Что я им сделала плохого?

Такие вопросы Наташа каждый раз задавала себе, когда ворчливые соседи опять заводили свою волынку про то, что «когда же все это кончится, в конце-то концов».

Что не нравилось, к примеру, бaбке Марье из того дома, что слева? Ну да, три немного подросших щенка носились по двору Натальи, создавая шум и гам. Но ведь это днем, а ночью все тихо спали и не мешали бaбке Марье предаваться чарам Морфея так, что от ее храпа звенели стекла в избе. Непонятно.

Или чем невзлюбил соседку дед Петр, хозяин дома справа? Может быть, за то, что один из рослых щенков как-то цапнул его за палец? Ну, так Петр Иванович и сам был виноват: зачем было дразнить несмышленышей, протягивая руку через забор, норовя к тому же и щелкнуть по носу одного из них. Дерзнул — получи! Снова непонятно. И даже обидно.

Но подобные мысли не сильно и не долго одолевали Наталью. Это был пройденный этап. Отгорело-отболело. Увидев щенков, рвущихся к ней через забор, женщина улыбнулась и ускорила шаг.

Подойдя к калитке, она с трудом смогла ее открыть. Щенки навалились на нее и весело лаяли, еще не совсем окрепшими голосами. Шум стоял действительно приличный, но сколько в нем было радости, обожания и веселья по поводу того, что хозяйка, наконец-то, пришла с работы.

Зайдя во двор, она была окружена своими питомцами, которые принялись лизать шершавыми языками ее ноги. И дело было не в том, что животные проголодались, и хозяйка их сейчас покормит, собаки просто были счастливы, что она вернулась…

***

Личная жизнь Натальи не заладилась, так бывает. Несмотря на то, что она жила в пригороде, здесь царили типично сельские принципы, не вышла замуж в восемнадцать лет — стaрая дева.

Дальше – больше! То ли природная скромность, то ли венец безбрачия, то ли тщетные ожидания прекрасного принца на белом коне помешали ей обзавестись семьей. И в свои двадцать восемь лет молодая и привлекательная, по современным меркам, особа, окончательно махнула рукой на свою личную жизнь.

«Не моё и не для меня», — так рассуждала Наташа, глядя на то, как одноклассницы, подруги, знакомые и просто другие женщины и девушки обустраивали свое семейное гнездышко, заводили детей.

Но в человеческой природе заложена потребность заботиться о ком-либо. И Наталья испытывала эту серьезную потребность, ей хотелось окружать заботой, лаской, теплом, вниманием кого-то близкого и родного. От того, что данная потребность не реализовывалась, у молодой женщины был постоянный душевный дискомфорт.

Помог случай…

Был воскресный день, и ближе к обеду Наташа возвращалась из города, куда ездила за покупками. Подходя к дому, она увидела его.

Он жался к забору. И даже не скулил. Маленький замерзший на морозе комочек.

Казалось бы — самый обычный щенок, которых много бегает по округе. Но этот был другим. В нем не было сил и желания бороться за свою жизнь, не было радости в голосе. Не было даже голоса…

Он медленно замерзал и, очевидно, понимал, что скоро покинет этот мир. Наталья присела рядом с ним, погладила по шерстке, и щенок взглянул на нее своими огромными и бездонными глазами.

Молодая женщина даже отшатнулась под гипнотическим воздействием этого взгляда. В нем отражалась, как ей показалось, вся несправедливость существующего мира, в котором слабый и беззащитный, не выдержавший схватки за жизнь и счастье, должен сойти с арены и предоставить место более удачливым.

Наталья приняла мгновенное решение, она схватила в охапку щенка и понесла его домой. Отогревшийся и накормленный комочек нежности весело бегал по дому Натальи, но вскоре разморенный теплом завалился спать на постеленном в прихожей коврике. И какое-то умиротворение посетило хозяйку дома, смотревшую на сопящее живое существо…

С тех пор жизнь молодой женщины изменилась. Она стала приносить домой брошенных щенков, кормила их, давала приют. А потом пристраивала в добрые руки. Это не было ее хобби, это стало смыслом ее жизни. Более того, это и была ее жизнь. Вот только сегодняшним своим воспитанникам она никак не могла найти новых хозяев.

***

Наталье дали на работе отгул. Молодая женщина осталась дома и решила просто отдохнуть в густой тени деревьев, растущих перед ее домом. Щенки расположились рядом с ней, лежали в траве и, как ни странно, молчали, очевидно, не веря своему счастью — хозяйка никуда сегодня не пошла. Укрытая листвой, Наталья была невидима со стороны улицы.

Перед забором ее дома встретились дед Петр и бaбка Марья. Дед начал первым:

— Маша, доброе утро!

— Привет, сосед!

— Как дела?

— Со вчерашнего дня ничего не изменилось.

Было непонятно, шутит бaбка Марья или говорит серьезно, но явно ощущалось, что она не в духе. Петр продолжил:

— Дети не звонили?

Бaбка криво усмехнулась, что означало, что дед задел ее за живое. Она отомстила:

— А к тебе твои давно приезжали?

Дед с досадой крякнул:

— Почитай уж лет десять как не видел и не слышал. Хорошо, что хоть на день рождения почтальонша открытки с поздравлением приносит.

— А от моих и открытки не дождешься!

— Короче, все по-старому.

— Я же и говорю, что со вчерашнего дня ничего не изменилось.

Соседи, поговорив, разошлись каждый по своим домам. За каждым сердито хлопнула калитка…

Наталья прекрасно слышала весь разговор. Решение пришло мгновенно, она забежала в дом и стала хлопотать на кухне. Щенки недоуменно смотрели на свою хозяйку. Вскоре приятный ванильный аромат стал разноситься по округе.

***

Бaбка Марья шла открывать дверь, в которую кто-то легонько постучался. На пороге стояла Наталья. В руках она держала потрясающе пахнущий свежеиспеченный кекс с изюмом.

— Мария Васильевна, добрый день! Составьте нам компанию, мы хотим попить чаю.

Бaбка Марья слегка улыбнулась:

— Это кто это — мы?

Подал голос стоявший за Натальей дед Петр:

— Это мы – твои соседи! Глянь, чего Наталья-то задумала! Совместное чаепитие.

Глаза бaбки Марьи налились теплом:

— Заходите! Милости просим! Пойду, поставлю чайник.

Дед Петр тоже было хотел шагнуть за порог, но резкий сигнал автомобильного клаксона, донесшийся от его дома, заставил его выбежать не улицу. Наталья и бaбка Марья последовали за ним. Совсем не часто на их улицу приезжают машины.

На лужайке перед домом деда стояла черная иномарка, из которой вышли четыре человека – мужчина, женщин и два уже достаточно рослых мальчика. Петр повернулся к соседям, и те увидели на его лице всё — и огромные смеющиеся глаза, слезы радости, и широченную улыбку. Дед побежал навстречу гостям.

А за забором дома Натальи стоял звонкий лай. Так маленькие щенки выражали свою бурную радость за своего немного сварливого соседа…

Автор: Александр Ермушев

Загрузка...