Дежурный ангел

335

Отчаянной девчонкой росла Зоя. Немного таких знало её родное алтайское село. Бурно текущую с гор норовистую реку Ануй в самых опасных и неизведанных местах переплывала без страха. На одном дыхании. Скинет с себя нехитрую одежонку. Оглянется. Перекрестится, пока никто не видит: «Господи, спаси!». И в воду…

В её далёком детстве купальниками, да хоть и просто нижним бельём, ребятишек не баловали. Откуда такой роскоши при общей бедности да нужде взяться?! Только и делать из наготы проблему никому в голову не приходило. Тешится водой под тёплым алтайским солнышком деревенская ребятня? Молодцы. А мальчишки там или девчонки – это уж юности оставьте: какие между ними различия. Подрастут, тогда всё по местам и расставится. Целомудренные были нравы.

Тренировал, воспитывал Зою Фёдоровну Трусову напористый Ануй, словно знал – пригодится ей закалка. Много эту храбрую девчушку испытаний ждёт. Надо быть готовой.

А мама красавицу дочку с косою до пояса, как и остальных своих ребятишек, другой наукой уму-разуму учила. Без утренней молитвы женщина дня не начинала. Без вечерней – ко сну не отходила, хотя порою и ноги от усталости подкашивались. То, что время на дворе стояло воинственно-атеистическое не смущало. И даже возможное суровое наказание, которое могло придти в семью, от веры не отвращало. Детей наставляла двум основополагающим по её мнению вещам: «Чужого не берите. Человек придёт в дом – накормите и обогрейте.

Хоть последнее с ним разделите! Никогда у вас не убудет…». Неграмотная была, а мудрая.

Скоро стало Зое понятно, что человеческая судьба порою круче самых порожистых горных рек закрутить в силах. Замуж она выходила счастливой. Красавец встретился. Да и человек, вроде, хороший. Двоих сыновей родила. Души в своих мужчинах ни чаяла. Домой спешила. И работу не меньше уважала. Профессий немало освоила: и на ферме трудилась, и в ветлечебнице животину выхаживала, и в горторге рабочей-подсобницей была. К тому времени Трусовы уже в Черепаново на жительство перебрались.

Но в один день всё разрушилось. Ушёл отец из семьи. Такой удар редкое женское сердце переживает, не почернев от горя. Сколько слёз 30-летняя к тому моменту Зоя пролила – одна её подушка знает. Потому что для тех, кто рядом, она стала ещё более доброй и открытой. А для себя раз и навсегда решила — больше замуж не выйдет! Сыновей сама с Божьей помощью достойными людьми вырастит.

Трудилась Зоя Фёдоровна — рук не берегла. Вечером вернётся – на усадьбе за дело принимается. Снег, кажется, сам вперёд неё вдоль тропинки укладывается. Дрова, уголь, как в сказке в поленья, да углярку спешат. Бывает, не выдержит сосед, выйдет на улицу: «Зоя, до чего ж, красиво ты работаешь! Полчаса из окошка наблюдаю…». А она спешит. Носки-варежки вязать нужно. Тёплое добро продавала на рынке, цены не назначая – кто, сколько даст, и за то спасибо! Им с мальчишками каждая копеечка дорога.

Вырастила. Выучила. В люди вывела. Когда нужно было, такую твёрдость духа проявляла, что от многих проблем сынов уберегла. Александр теперь работает в администрации Черепановского района. Вячеслав – глава села Павловск Алтайского края.

Видя в Зое Фёдоровне Трусовой достойную партию и возможную верную подругу жизни, сваталось к ней немало вдовцов. Хорошие, порядочные, вспоминает, люди были. Только для себя в те самые переломные 30 лет женщина решила твёрдо – ни быть ей больше мужниной женой! Не то, чтобы таила обиду на сильный пол после предательства мужа. Просто в душе жило понимание – не надо больше выходить замуж…

Существует правило: просфоры – небесный хлеб для православного храма, печь должна благочестивая женщина, живущая вне брака. Когда в Черепаново после многолетнего отсутствия открылась первая в «новейшей истории» церковь – Всех Сибирских святых, что на ул. Социалистической, Зоя Фёдоровна Трусова стала ходить сюда с великой душевной радостью. Она с самого детства так живёт – улыбкой и благодарностью встречает новый день.

На службах вставала всегда на одно и то же место, как человек по жизни к метаниям не привыкший. Там её и выбрал настоятель храма, искавший того, кого можно было бы благословить на одно из самых важных в храме послушаний – печь просфоры. «Всё время у меня взгляд на эту женщину падает», — объяснил просто и прозорливо.

Тогда Зоя Фёдоровна поняла, к чему вела её одинокая женская судьба. И испугалась. Охает даже спустя два десятилетия, скорбно кивая головой:

– Боялась грешница, что не справлюсь с таким послушанием!

Но согласилась, конечно. Здесь другие проблемы начались.

Примется тесто заводить, а суставы рук, словно, железом разрывать начинает. Боль нестерпимая! Знакомая, которой пожалобилась, только одно и посоветовала: «Брось!». Не бросила. Хотя учиться (особенно в те времена) этому церковному искусству было не у кого. Сама все пропорции в точности подобрала. Приспособила для выпечки старенькие чудо-печки. Муку алтайскую или черепановскую – сельхозкооператива «Заря» изо всех выделяет. Так с многочасовыми молитвами, ни разу не присев, и печёт бабушка Зоя по четвергам в просфорне местного мужского монастыря просфоры для всех храмов района. Это, поверьте, много. Очень, очень много.

– Ещё душу, – говорит, – надо вкладывать. И силу…

Её внутренняя сила, настрой победили. Скоро боль из рук ушла. А просфоры всегда получаются. Хотя дело это тонкое. Их даже дурные мысли испортить могут…

Таким в своё сердце Зоя Фёдоровна ходу не даёт. О давнем сомнении — печь-не печь? – одно говорит: «Отказалась бы от послушания – вот нечистый торжествовал!».

Она нисколько не сомневается, что к своим 79 годам, с несколькими инфарктами в истории болезни, живёт исключительно молитвами настоятеля прихода игумена Кирилла, да благодаря тому, что получила свыше великую милость – печь людям небесный хлеб.

Ни одной службы старается не пропускать бабушка Зоя. Молится за всех. Ласковой улыбкой встречает каждого. Осуждения не знает, потому помочь старается любому, пришедшему в церковь. Маленькая, ладная, красивая, непременно чем-то занятая: вот с тряпочкой у иконы, тут убирает догоревшие свечи… «Дежурный ангел» всегда при деле.

А как заболеет – пустеет храм. Ищешь её глазами. Томит душу жаркая тревога. Недаром между собой некоторые называют Зою Фёдоровну «стаканом воды». Не замысловатый предмет, только жизни без него нет…

Теперь «дежурный ангел» ещё и передаёт свой накопленный в необычном деле опыт. Из Посевной, Медведска приезжали к ней благословлённые к просфорам прихожанки.

Получается. Удивительно, но факт: сама «преподавательница» откуда-то ещё заранее знает, кто сладит с её наукой, а кто – нет.

Несколько лет назад первого и единственного супруга Зои Фёдоровны Трусовой не стало. Последним о чём он просил своих родных, было:

– Любите Зою. Она жила. Ей трудно было, но жила. А я существовал…

Автор: Елена Воликова

Загрузка...